понедельник, 8 августа 2011 г.

Дьявол


Дьявол.
-Бог – это просто очень удобный компьютер. – Сказал Кен и добавил. – А дьявол – его вечно скучающий админ.
Но подумав с минуту, Кен добавил, что Бог – это, скорее всего, очень удобный квантовый компьютер.
А когда ему сказали, что Господь его покарает, он вдруг стал маленькой девочкой и очень грустно сказал, что только карать тот и может, что «каковы люди, таков и их Господь», что «господин всегда был в раба своего» и много еще что сказал бы, но вдруг стал самим собой обычным и, развернувшись, просто ушел…
Агрессия бывает разной, к ней можно быть готовым или готовым не быть, даже если все человечество становится врагом – всегда можно сделать еще один шаг…
И он был сделан и он будет сделан, возможно – его делают сейчас. Это как отпечаток оставить на плите с именами семи миллиардов людей.
***

Юки была сама доброта и сама честность. Когда Амэ смотрела на неё, то видела ту часть себя, которая хотела схватить в охапку Кена и повернуть штурвал «Софионы» в тёмно-голую лагуну. Навсегда. И чтобы была Земфира, просто была.
Юки пришла за помощью. Ей пришла посылка. И в ней были сто миллионов евро и письмо. В котором раскрывались правила игры. Игры Лжецов. Словно кто-то хотел играть! Но она испугалась и не знала, что ей делать с деньгами, ведь по правилам этой игры – их должны были украсть, или она украсть у противника, добыть, любым способ деньги своих оппонентов до окончания первого раунда. Разрешалось все, говорилось об обоюдном согласии. Бумага была надушена, с водяными знаками очень черная, такая черная, что становилось страшно! Будь Юки другим человеком, она бы поступила как-то, но Юки не хотела поступать никак. Ей просто не нужны были эти деньги, ей просто не нужны были никакие проблемы.
-А какие проблемы? – Спросила Амэ.
-Я не могу сдать их в полицию! Ведь по ПРАВИЛАМ я должна вернуть все деньги  в конце, причем – именно с этим диапазоном номеров. Мой адвокат, которому я заплатила пять тысяч, сказал мне не идти с ними в полицию, потому что тогда я их уж точно не смогу вернуть, Амэ, подскажи! Он сказал – это какая-то пирамида или еще какое-то мошенничество.
-Это не мошенничество. – Сказала Амэ. – Это просто игра. Все, чем занимаются люди этого мира – игры. Просто одни изначально важны для них, а иные – нет. В данной игре ставок много – от твоей честности, до твоей жизни. На самом деле она не законна, как и любые игры на деньги в этой стране, на само деле – ты ничего не подписывала…
-Но я вскрывала коробку! А там было написано, что вскрыв её, я АВТОМАТИЧЕСКИ соглашаюсь с правилами игры и теперь ОБЯЗАНА вернуть деньги в конце…
-Кому? Есть конституция и есть свод остальных законов, ты обязано государству тем, что живешь на территории, которая «принадлежит всем этим людям»…
Амэ так странно грустно и меланхолично сказала все эти слова про всех этих людей, что Юки не поняла, распахнутые широко глаза и сама честность и сама доброта смотрели оттуда.
-Это мир людей. Они не понимают друг друга. Ты хочешь просто жить – они хотят играть…
-Это опасно! А вдруг это деньги мафии!? – Воскликнула Юки, хватаясь за щеки холодными руками.
-Правильнее сказать – а вдруг это не деньги мафии, но не в этом дело. Ты просто хочешь… чтобы ничего не было?
-Да!!! Пожалуйста, помоги мне, Амэ!
-Я отведу тебя к человеку, который решит любую проблему, твою или любую иную.
***

Кресло было старым и медным, а львы на подлокотниках – живые. Юки показалось или и впрямь один из них подмигнул при встрече и улегся поудобнее? В кресле сидел «тот самый Кен», но важнее было то, что он как-то слишком уж странно смотрел на Юки. Он был молодым – не старше, чем Амэ. Он был спокоен и грустен, но улыбнулся при виде неё.
-Может все-таки тебе сыграть с ними в игру? Может быть – развеешься. – Спросил тот, кого Амэ называла японским именем Кеншин или простым коротким европейским – Кен.
Юки надулась.
-Ясно. – Кен сложил пальцы обеих рук в замок и положил сверху свой подбородок, Юки показалось, что он скажет сейчас, что все «так и было запланировано», но он ничего такого не сказал, он просто продолжал. – Ты хочешь, чтобы эта посылка вернулась обратно и эти люди о тебе забыли, но они-то хотят обратного. Для них это игра и они создали её правила, и они желают сыграть в неё с тобой. А играть в неё ты не хочешь. К сожалению – они не тот тип людей, в общении с которыми ты можешь отказаться. Собственное, все так и было спланировано, чтобы отказаться ты не смогла. Но всегда есть выход. Нет людей – нет и их игры.
-Ты убьешь их? – Вздрогнула Юки.
-Я? – Улыбнулся Кен. – Нет.
Все еще улыбаясь, он достал покрытый странными письменами сотовый телефон.
-Приветствую вас. – Сказал Кен в трубку мягким, словно бархат голосом. – Вам нравятся воздушные шарики? Мне – очень. У вас есть парочка, но они прохудились, какая жалость.
После чего вздохнул и кинул трубку Амэ. Та поймала её на лету и посмотрела странно, словно видела змею. Открыв её, она тихо спросила о чем-то Кена, так тихо, что ни Юки, ни сам Кен не мог бы её услышать в этот момент. Но Кен непросто услышал – так же тихо, едва шевеля губами он ей ответил. Амэ набрала номер и, набрав полные легкие воздуха, закричала:
-Они убили её!!! Они…
Вскочив, Амэ бросила сотовый на пол и раздавила его ножкой стула. Он оказался на удивление хрупким, а может Амэ била со всей силы – его золоченый корпус смялся, как консервная банка.
-Все. – Сказал Кен и развел руками.
-Как это все? – Не поняла Юки. – Ты это им звонил?!
-Я? – Улыбнулся Кен. – Нет, конечно. И она, - он кивнул в сторону разливавшей по чашечкам чай Амэ, - звонила тоже не им…
-Тогда ты их «заказал»?! Я ничего не понимаю!!!
Кен подошел и взял Юки за руку.
-У Амэ невероятный чай, она смешивает полдюжины сортов, но никому не раскрывает секрета – какие именно и как. Я же никому никого и ничего не заказывал, но этих людей больше нет. Никого из них – поверь мне. Точнее они пока еще дышат и думают, но их не станет намного раньше, чем ты уйдешь от нас. Поэтому ты можешь забыть все неприятное, а деньги, если они тебе мешают – выкинь в реку. Кому они нужны – тот их подберет. Юки. Обычно я не рассказываю, что именно случилось, но если ты хочешь, я могу объяснить.
Юки кивнула.
-Юки, ты не одна. Точнее ты никогда не была и не будешь одна, как бы этого ни желала в своей жизни. Все люди этого мира связаны. И дело не в узах, правилах или чем-то еще – они связаны изначально и намного крепче, чем можно подумать, а тем более – придумать. Когда проповедник скажет тебе, что внутри тебя тоже живет Бог – ты лучше поверь ему, он сам того не понимая, говорит истинную правду. В тебе, во мне, в Амэ, в тех людях, что хотели навязать тебе свою игру – в каждом из нас. И в то же время Бог един – тут проповедники тоже не ошиблись. Другое дело – от того, как ты себе это представляешь, зависит – сможешь ли ты это использовать…
-Использовать? Как можно использовать Бога?!

-Очень просто. Бог – это компьютер. Самый лучший в мире, в том мире, который знает человек – нет ничего кроме Бога. Не было, нет, и не будет. Было бы ошибкой говорить, что бог в мире един, но в мире людей – он точно один, ведь он и есть люди. Все то, что ты видишь, чувствуешь, думаешь, знаешь, понимаешь, вообще все – отражается в нем. Бог – это как интернет, ты знаешь, что такое распределенные вычисления?
Юки отрицательно покачала головой и взяла теплую чашку чая из рук Амэ.
-Я мог бы рассказать тебе сказку подобную тем, которые так любят люди. О старых временах и могущественных силах. Но я скажу тебе проще – когда ты в следующий раз уснешь, твоя душа останется в том, что люди зовут Богом, боясь использовать это слово как термин. Это как интернет. Если последний – сеть, связывающая отдельные компьютеры по всему миру, то Бог – это сеть связывающая отдельных людей по всему миру и нет разницы в какого бога они верят и верят ли вообще – он есть. Строительство бога началось еще тогда, когда люди лазили по деревьям, это естественный процесс, который запускается в любой форме жизни, приближающейся к порогу обретения разума.
-Вы про ноосферу? – догадалась Юки.
-Ноосфера… Думающая, разумная сфера… Я мог бы сказать тебе, что разница между ноосферой и тем, что я тебе говорю как разница между твоей бабушкой, считающей, что интернет – это нечто астральное и «все эти сайты» витают где-то в облаках, парят высоко над землей и недоступны обычным людям; и опытным программистом, администратором в какой-нибудь компании который давным-давно все прекрасно и эффективно понимает, потому что знает.
-Знает что? – Юки отхлебнула из чашки.
-Знает то, что нет никаких полей, в которых хранятся данные, что есть протоколы, которые организуют работу различных машин, позволяя этим машинам использовать часть своих ресурсов – не будем вдаваться в подробности – для хранения самих себя, а остальное – для хранения того, что они и должны хранить.
-Вы говорите про «сервера»?
-Нет, в данном случае я говорю уже про обычных рядовых людей, таких как я или ты.
-Я… - Юки ткнула в себя пальцем. – Или ты… - И ткнула пальцем в Кена. После чего с видом глубочайшего понимания кивнула, смотря куда-то в сторону. – Ясно…

-Я мог бы тебе рассказать всю цепочку мыслей и поступков, которая приведет к скорой гибели людей, которые навязали тебе свою игру. Но для этого мне придется еще раз «послать поисковый запрос» или «спросить у Бога» - выбирай вариант, который тебе больше нравится. Понимаешь Юки – я и сам этого не знаю, потому что мне это не интересно. Я не могу знать все – знать все лежит в обязанности Бога. Я лишь администратор, который использует Бога по назначению. Я послал запрос, считай его мысленным, хоть я бы и назвал его, скорее «сонным запросом», суть запроса заключалась в необходимой смерти людей, которые втянули тебя в эту игру. Я спрашивал, не зная имен этих людей – это лишнее. Бог – это все, в том числе и эти люди, в том числе и все люди, с которым они контактировали и – в данном случае бесспорно – которым они вредили. Бог знает все, о чем они думают сейчас или думали когда-то, но не это главное. Главное – Бог постоянно прогнозирует их поведения, ведь он обладает всей возможной информацией обо всех живых, мертвых и даже – еще не родившихся людях. Он хранит все души людей, после их смерти, на это он резервирует в разумах еще живых до девяноста процентов памяти, которая не используется при жизни. Каждый раз, впадая в сон, ты сбрасываешь часть себя туда, перед смертью вся твоя жизнь проносится перед глазами – Бог хочет забрать тебя всю, он знает, когда ты умрешь, за совсем редким исключением конечно. В конце вся твоя жизнь пронесется у тебя перед глазами – кто-то называет это предсмертным сном. Он, Бог, начнет вытягивать из тебя данные за последний прожитый тобой день за долю секунды до того, как снайпер нажмет на спусковой крючок, целясь тебе в затылок, ведь и в снайпере есть Бог. Можно сказать что Жизнь – это Игра, в которой самой игрою является бог, живущий в нас, а мы, еще не родившись, подписываемся на правила этой игры, или не рождаемся вовсе. Когда ты смотришь на бабочку – именно бог показывает тебе бабочку. Только Бог, определяя посредством живущей в тебе Структуры или чертежа, который есть в каждой клеточке твоего тела особенность твоего мышления и зрения, позволяет видеть планеты – сфероидами вращения и чувствовать гравитацию. Понимаешь – у человек трехмерное зрение и четырехмерное ощущения жизни, но только потому, что так хотел бог. Измерение – от слова измерять, их будет столько, сколько ты захочешь, ведь измеряешь ты, весь мир подстроен под тебя, твое существование, однако это не значит, что он безобиден. Ты смертен, иначе – какая это игра? Но ты обязан был родиться – поэтому все константы вселенной так тонко настроены, что позволяют человеку существовать в этом мире. Чуть они сбейся – и любая форма жизни не смогла бы зародиться хотя бы по той простой причине, что все звезды не давали тепла вообще. В мире с большим числом измерений гравитация не может существовать, расстояний в привычном понимании нет, а планеты, звезды и галактики совсем не такие, какими ты их можешь себе представить. Ученые всего мира в последние двадцать лет только начинают это понимать, но наш мир изначально был создан для людей таким, каким ты его видишь, а все эти бескрайние космические пространства именно потому и бескрайние, что человек с его логикой никогда не усомнится – в мире столь огромном он ни за что не может быть один. Он никогда не догадается, что все это, все эти триллионы метагалактик, каждая из которых включает в себя миллионы галактик, подобных нашей, все это – бутафория, в которой жизни, кроме нас – нет. Они даже не созданы для нас – их порождает наша природа, все это в нас. Придумывая сюжет книги, писатель ради натуралистичности воссоздает огромный неизведанный мир даже в том случае, если события самого романа будут происходить в какой-нибудь жалкой деревушке на окраине Страшного Леса, куда вход его героям будет закрыт. Этот писатель никогда не начнет свое повествование сразу после сотворения мира, он позволит пройти бесчисленным векам, чтобы читатель не усомнился в неизведанности этого мира и бурлящей в нем жизни. Давным-давно в далекой-далекой галактике, на самых её задворках в рукаве полном странных и неизведанных, по каким-то загадочным причинам молчащих в радио эфире цивилизаций, на третьей планете от солнца – маленькой желтой звезды – жили люди. Они появились не сразу – о нет! Случай помог зародиться жизни, случай помог появиться людям, случай помог им проявить себя. Они мечтали и надеялись, стремились и отчаивались, достигали цели или гибли на пути к ней. Но они боролись. Боролись, причем – всегда. Правда, боролись не все… но иначе было бы неинтересно! Поверьте мне – Господь Бог – тот еще писатель. Существует ли вся эта бурлящая жизнью вселенная? Да, конечно, в сознании господа бога-отца она непременно есть и возможно он еще когда-нибудь про неё напишет. И в сознании бога-сына она тоже есть, читатель, он никогда не знает, что может случиться в этом мире, а чего в нем произойти не может. Читатель живет в мире своих фантазий, а мир напечатанных книг – лишь топливо для него! Именно ему предназначался этот порожденный Богом-отцом мир. Есть еще третий бог – бог печатного слова, Святой Дух Письменности, позволяющий нам, людям, передавать кусочки себя потомкам, эти маленькие или большие послания – они живут вне нас и вне читателя, по крайней мере, мы верим в это. Никто не скажет, что третий бог не настоящий, никто не посмеет – ведь он в своем роде бог и для первых двух богов. Я же – простой администратор, который присматривает за тем, как вымышленные создания общаются друг с дружкой. Однако же – это ересь, которой быть не должно! Поэтому больше не будем об этом. С тех пор, как люди изобрели компьютерные сети и начали делать то, что до этого делали ночами, сладко посапывая на подушке в сетях иного толка, объяснять принцип моей работы – или службы, называйте, как хотите – стало намного проще. Итак: был послан запрос и сразу же все семь миллиардов сознаний людей на долю секунды отвлеклись и неосознанно его обработали. И мне пришел ответ, не один, о нет. Как минимум двадцать четыре миллиона способов покончить с людьми, которые тебе надоели. Но мне нужен был самый простой, поэтому я подкорректировал вопрос под возможности моего сотового. А точнее – он умеет звонить. Вот и все. Больше мне от мира ваших сетевых технологий ничего не нужно, мир ваших снов мне предоставляет намного больше! И так, я сразу увидел на самом верху этих возможных вариаций будущего безымянных для меня людей вариант, который меня и устроил. Он заключался в двух телефонных звонках. А вот что произошло после них – тайна для меня, причем тайна неинтересная. Я слишком ценю свою время, чтобы интересоваться как именно пара десятков слов, произнесенных мной по телефону на номер, которого я никогда до этого отродясь не знал и тут же забыл после того, как набрал, приведут группку самовлюбленных богачей, которым некуда девать свои деньги и которые хотят забавы к тонкой красной линии, за которой их ждет быстрое сжатие в архив и длительное хранение по частям в головах различных людей. Очень длительное, пока они зачем-то снова не понадобятся богу и не будут извлечены из архива и введены по частям в одного или разных еще ждущих своего рождения людей. Там было много вариантов, я взял первый попавшийся, но все именно так и случится. Юки, Богу – можно верить! Откуда я знаю, что они самовлюбленные богачи, а не мошенники или мафиози? Оу! Пока я все это на тебя изливал, я нечаянно «послал еще один запрос». Теперь я немножко больше о них знаю, чем раньше, например то, что они уже, к настоящему моменту, окончательно мертвы. – Кен улыбнулся и развел руками. – Еще чаю?

-Вы точно человек? – Юки посмотрела пытливо.
-Конечно! – Кен улыбнулся и вскинул руки. – Просто я живу, администрируя Бога. Работа такая…

Комментариев нет:

Отправить комментарий