понедельник, 8 августа 2011 г.

Высший Жрец.


Высший Жрец.
«Мы окажем вам любую психологическую помощь» – было написано на карточке, «У нас работают самые лучшие специалисты…»
-Шестьсот шестьдесят шесть баксов и твой сотовый могут уничтожить этот мир. Всего тринадцать звонков. – Тонкий палец был поднят вверх. – Нужным людям в нужное время. И нужные слова произнесенные, так как нужно. И все – этому миру ко-н-ец…
Человек в кресле со львами развел руками и сделал полный оборот.
Золоченая ручка вращалась на столе. Что ему делать? Ручка вращалась, зажигая что-то в его душе. Ну, выбор сделан. Сделан? Он давно уже был сделан. Это Эхо. Он понял только сейчас – эхо вернулось из прошлого, чтобы рассказать ему и покачать перед носом пальцем. «Но-но-но», сказало Эхо, «ты забыл то, в чем клялся сам себе, давным-давно, ты думал – это была глупость?»
Голос внутри странно растягивал слова, доходило до какой-то магии или песни, но не такой, какую можно услышать. И все-таки это было Эхо, отчетливое Эхо его прожитых дней. Оно незримо присутствовало в комнате, разжигая иллюзию того, что стоит протянуть руку и откроется невидимая дверь. Хватило иллюзии. Он не собирался открывать никакую дверь. Не стоит возвращаться туда, где ты был счастлив когда-то. И где счастлив не был – не стоит. Просто не стоит возвращаться. Но все-таки он был рад. Рад, что эта дверь существует.
-Сейчас я тебе скажу последовательность действий. А ты запишешь. Это и будет – договор между нами…
Человек в кресле со львами взял пальцами ручку и обмакнул её в невидимые чернила. С его лица не сходила улыбка.
***

Он положил деньги на счет. Номер счета состоял из латинских букв, и имя ему было – «Apocalypses».
Он улыбался, выходя оттуда играя шагом. Развевались волосы – ветер поднялся почти штормовой – люди бежали прятаться в двери ближайших домов. Это был хороший славный средиземноморский город. Он шел, и рубашка на выпуск развивалась на том внезапном и непостижимым ветре.

На набережной теперь было пусто. Только он и море – ведь так и было подстроено? Ведь он исполняет Волю Мира. Просто так случилось, что ему пришлось, пройти такой странный и нелепый путь судьбы, чтобы встреть Его и чтобы Он Сказал, а рука записала Слова. На самом деле это были самые обычные слова. Слова слагались во фразы. Их было тринадцать. Каждый раз, звоня неизвестным людям по неизвестным номерам, он говорил солоно чужим голосом непонятные ему фразы, которые останавливали жизнь по ту сторону трубки. Всего на секунду. Но останавливали. Жизнь кренилась, она грозила опрокинуться через край, человек не мог больше идти прежним курсом. Его судьба, треща по швам, менялась, он чувствовал мир по-иному и делал то, что хотел делать всегда. Тринадцать человек должны были сделать то, что хотели но не сделали бы, не позвони он им. Человек в рубашке поднял голову вверх и замер. А что он почувствовал бы, раздайся в переломный момент его жизни звонок и скажи ему голос просто пару слов, но скажи так, словно это был не кто-то чужой и не кто-то знакомый, не друг и не враг, а просто еще один Ты?
Секундная стрелка дошла до желтой черты и стала двигаться дальше, словно солдат, идущий в разведку, серия мелких быстрых движений – шагов – в неизвестность. Теперь следующий в короткой очереди звонок. Неужели время – это так просто?
***

-Черт, они точно что-то задумали. Они вторгнуться в Иран. Это точно. Вот причина! – Он не находя себе места ходил по офису. Курил втягивая в себя дым самыми глубокими вдохами в своей жизни. Потом с раздражением переходящим в ярость выплюнул треклятую сигару.
-Ты понимаешь, что это значит! – Почти кричал он Майклу в лицо. – Продавай все, что у нас есть.
Тот сорвался с места и в три не шага, а прыжка оказался в своем кабинете. На столе были три монитора подключенные к одному компьютеру, все оставшееся пространство занимали телефонные аппараты. Нервно прикуривая он звонил всем своим агентам.
На дисплеях все индексы вздрогнули и шагами по двадцать секунд, а именно такая была задержка, поползли вниз…
Он чертыхнулся и выплюнул сигарету в ведро, где от неё начали дымиться бумаги. Он теперь уже кричал сразу в три трубки этим олухам: что нужно делать.
Нервы были напряжены и готовы лопнуть, разрушив не одно только это здание.
Он часто нервничал, но впервые был в таком состоянии. Он просто срывал на них злость, от разговора с шефом и не только.
Но один из них понял все по-своему. Он был двойным агентом, если так можно сказать о брокере. Он понял – дело труба, и теперь звонил в свою очередь его конкурентам. Слух распространился как огонь по рассыпанному по мраморному полу пороху. Биржи охватила паника. Не в первый раз – в последний…
Слух о выдуманном вторжении в Иран через две минуты был уже там. В самом Иране.
***

-Ваш президент мертв. – Три слова именно с той интонацией, которая родилась, играя в его сознании моментально.
Человек на том конце невидимой сотовой сети молчал несколько секунд. Что-то сразу не понравилось ему в этом голосе. Он не мог успокоиться. Что-то…
Он схватил телефон и начал набирать номер приемной президента. Там подняла недавняя знакомая, полным ужаса и дрожи голосом она прокричала ему что-то невразумительное и бросила трупу. Она залилась слезами, ей теперь было все равно, уволят её или нет. Страх и напряжение достигли апогея, струны порвались.
Столько боли было в её голосе, что у него все внутри поднялось и опустилось. В эту секунду он и впрямь поверил, что президент убит, и это скрывают…
Через минуту он уже куда-то звонил…


Ему повсюду до сих пор мерещились русские? Уверенность в том, что если ты уже параноик – это еще не значит, что больше за тобой никто не следит, замирала двадцать два года, чтобы вспыхнуть в одно мгновение! Ну, вот он – Заговор, епт! Прямо посреди Белого Дома – большая куча красного дерьма. Спасибо, дождались!!! Это точно красная зараза!
Он был уверен – они спрятались и закапались, но они есть, живы до сих пор, тогда не выкорчевали заразу и поверили, что она сама себя выкорчевывала, а она просто уползла и схоронилась.
Ублюдки. Самоуверенные сукины дети!
Его налитые кровью глаза читали последнее донесение.
Так и есть! Все сходится. Он что один только видит из всего штаба, что им все так внезапно и главное одновременно отрезали, симулируя деятельность хакеров?
Они же с войсками связаться не могут!!! А президент, этот черномазый сукин сын, мертв… И тут у капитана что-то разорвалось внутри…
-И вы мне это только сейчас сообщили!!? Да что вы тут стоите!!! Идиоты!!! Готовьте ракеты к запуску, вашу мать!!!
«Я сам с ними полечу!», хотел он выкрикнуть после, но вовремя спохватился. Пока нельзя. Пока они не должны знать, что парадом будет командовать лично он, чтобы в самый последний момент никто из продавшихся в этом теперь уже считай Красном Доме не догадался и не дал изменить траекторию полета. Эти хакеры, они ведь опасные сукины дети! Если хочешь, чтобы все было сделано хорошо – делай все сам! Ведь они могут его остановить! Они не дадут ему залезть в ракету, будут снова говорить про атмосферное давление и перегрузки! Да они все психи!!! А дыхательные аппараты на что?
-И не смотрите так на меня, лучше поберегите глаза для мертвых душ ваших родных, для американских детей! – Уже спокойнее выкрикнул он. – Как они на вас смотреть будут! Не толпитесь. Четко работаем, четко, сейчас от ваших действий зависит безопасность нации, каждая секунда на счету. Возможно русские ракеты уже над полюсом и нам о них того и гляди доложат…
Он, ковыляя, бежал по коридору, все выскакивали по тревоге из своих отсеков, он ни на кого не смотрел. Впервые за тридцать пять лет со дня того ранения он бежал…
Бежал и думал, что нужно заканчивать с советами, раз выдался такой шанс. Сколько они из него крови выпили, сколько нервов попортили?! Даже претворились, что исчезли – и вот вновь дали о себе знать. Нет, само это никогда не кончится. Может они его сейчас не поймут, но позже – скажут спасибо! И еще будут класть цветы на могилу Дедушки США!
***

Страна под угрозой. Заговор, он почти угодил ногой в этот капкан. Но он и виду не подаст. Он запустит ракеты и сметет врага, а потом, когда уже не нужно будет опасаться промедления, в спокойных условиях они будут решать. Кто из них предатель…
***

Открываются шахты, по низ подъемники везут ракеты на двенадцать этажей вверх. К стартовым площадкам, открываются их купола. Все это видит российский спутник. Он молчит и мигает во тьме космоса. Но не молчат те, кто следит за данными получаемыми с него. Они не понимают что это за хрень.
Но хрень происходит внезапно и наяву.
-Там у них, похоже, самая настоящая паника, по ту сторону океана… - Генерал разжевал свою сигарету и выплюнул с кровью и осколками зуба. – Там вооруженный переворот! Власть захватил этот сукин сын. А они нам про Жириновского писали, мол – опасен – а я их предупреждал, говорил – вы сами-то кого под боком держите. Он же психопат, научившийся красиво отдавать честь звездно-полосатому флагу!!!
Никогда еще генерал не был так близок к удару. Он знал этого психа, что всей душой ненавидел не только советскую власть, но и всех русских. И если он у власти, а президент убит…
***
Сморкаясь, американский президент выходил из своего кабинета. У девушки выпал сотовый из рук, а за ним чуть было не улетела и она. Все смотрели на него как на привидение, открыв рты.
-В чем дело? – Спросил Президент. – А-апчхи!
До апокалипсиса оставалось чуть больше секунды.
***

В его голове бились и, отпрыгивая, вращались и летели обратно те слова:
-Тебя тоже посадят…
Они взяли всех его друзей, они растоптали его мечту. Этот гребаный мир, который он ненавидел с детства, он, отобрав у него все, сделав его предателем, заставил работать на себя! Он заставил его заниматься тем, что пять лет назад даже в ночном кошмаре ему не приснилось бы. Он скрипел зубами, этот тощий юноша, стоя в точно посреди комнаты полной компьютерных терминалов, проводов и почти пустой от людей.
Поднял лицо, искры сверкали в этих уставших глазах.
-О-кей бэби, вы это хотели, вы это получите!!!
Он не стал мешать им. Вместо этого он им помог.
Интернет упал весь и разом. И навсегда. Его бы подняли опять через сутки, но этих суток у мира уже не было….
Пальцы дьявола в лице паренька стучали по клавиатуре, ставя рекорд ударов в секунду.
Через минуту на всех дисплеях подлодки появилось его лицо. Он откашлялся в вебкамеру и, проорав матом десяток слов, сунул поднятый большой палец прямо в лицо стоявшему в окружении пораженных офицеров капитану.
-Красный ублюдок! – Было ему в ответ от бывалого морского волка.
-Ну, ничего, мы тебя сейчас достанем…
-Мы все твои города отсюда достанем
И он улыбнулся
-Сахиб поджигай.
И последние на этой планете в этот момент люди, которые могли хоть что-то сделать отправились на тот свет первыми. Ну, ничего. Скоро весь свет туда за ними отправится.
Они это там сразу просекли и больше не парились!
В этот момент у всего мира разом снесло крышу. Всех прорвало. Сбывались мечты, рвались нервы. Рвалось пламя из сопла межконтинентальной ракеты.
Он невероятно стильно выбрасывают сигарету вниз с утеса, она улетает, роняя искры. Искры огня, пока что обычного. Но через две минуты…
Парень понимает, что пора бы уже идти спускаться в Метро. Звучит сирена.
Он повернулся и красиво прикрыл рукой глаза, смотря слегка в небо. Сзади расцвело еще одно солнце. Он легко походкой с рубашкой на выпуск шел от перил набережной к подземному переходу.
Зверь шел в метро. Улыбка дьявола играла в наступившей полутьме невыносимо яркой вспышки.
Кен сделал оборот в своем кресле и замер с улыбкой.
-История или легенда, о том, как тринадцать телефонных звонков и шестьсот шестьдесят шесть долларов на счете Санты-Сатаны убили этот мир… Да… именно так… На самом деле это просто еще один символ, люди любят красивые и звучные фразы, символы, таинство, во всем этом нет ни капли нечеловеческого, ни капли! Ты просто устаешь смотреть на бедного больного с пистолетом в руке, который решает: быть выстрелу или не быть!? Он решает и решает, снова и снова прокручивая в голове одну бессмысленную мысль за другой! Это изначально обреченная борьба, ведь какой он вариант ни прими – смысла его судьбы это не изменит. И ты будешь смотреть на него и смотреть, ты должен был уже уйти по идее, но жалось к собрату-человеку столь велика, что рано или поздно ты возьмешь у него из ослабленных безвольных рук оружие и лично нажмешь на курок. После чего вложишь пистолет обратно в коченеющие руки и уйдешь, весело насвистывая. Ты будешь доволен. Ведь ты помог, потому что только ты для него…

Комментариев нет:

Отправить комментарий