понедельник, 8 августа 2011 г.

Колода Лунатика.


Кен, Амэ и Старик Таро.
Солнце светило только днем. Оно было мягко-настойчивым и пасторальным как Клиффорд Саймак, оно оставляло на душе ожоги паяльной иглы по деревянной доске. На свету Амэ чувствовала себя деревом. Было приятно.
Приятно расти.
Амэ дышала.
Когда вставала Луна – что-то менялось, даже в ней самой. Даже в мире зеркала, которым была она сама. Стоило вытянуть руку – и в руке окажется Луна. Можно танцевать. Это как магия, только ты в ней одна.
Обычно Амэ бежала вперед по верхушкам деревьев. Она никак не могла заставить себя просто идти.
Колода.
-Почему тебе так нравятся карты Таро?
Спросили у него, и он ответил:
-Все очень просто, дамы, господа. Всю вашу такую «сложную» человеческую жизнь можно описать при помощи такой маленькой короткой и «бессмысленной» колоды карт. Это – суть человека.
-Всегда?
-Пока не рождался человек, которого я не смог бы увидеть в этих картах.
Наверное, он не очень любил Таро, наверное – он просто очень не любил людей…

***
-Законы бытия похожи все-таки на деньги. Залогом ценности банкнот и монет является человеческий труд, залогом ценности и существенности законов этого мира является сообщество человеческих душ, или Бог, как его часто называют. В чем-то Бог – это просто еще одно государство и еще один свод законов еще одной вымышленной вселенной. Это – правила твоей игры, если твой младший аркан – монеты. Без людей навсегда этот мир скатился в хаос бы, люди – мерила правил настоящей чистой честной искренней игры. Так не играют никогда – ты знай, но за это ты людей хоть каплю уважай. Их мир – законы счастья, к которому изначально все стремятся, пока не разобьются чащи их судьбы – все иные арканы порождают тут они.
Если Человек ты – твой удел монеты. Тонкий расчет и логика мира, законы бытия и факты рождения и смерти. Отмерен навсегда твой краткий век. Если Страруда – кубки, полные людской крови. Ты библиотека, власть – ты, память и наследие – тоже ты. Хоть и создал тебя посохов аркан и от них зависишь ты. И хранишь, считаешь ты и любишь так – монеты. Им ты служишь, ими же питаешься в ночи. Если ты Герой – мечи. Путь твой будет неизведан, ты учти. Магам же все посохи отдам. Так все младшие арканы были мной определены. Они были всегда и будут еще долго. И играть ими будут столько же. И только Чудовища достойны Высшего Аркана!! Он появляется внезапно и исчезает каждый раз, казалось – навсегда. Они приходят в этот мир перед концом света и живут в нем после него. Они уничтожают этот мир, и они же поднимают его из пепла или со дна морского. Они же двигают то колесо судьбы, что мельницей молотит наши зерна истины – сменяются эпохи, чтоб снова обернувшись, встать на место. Уходят монеты – и приходят кубки, за ними посохи и лишь в конце – мечи, чтоб снова засияли в сундуках градов монеты. У каждой из блестящих – своя жизнь, так сильно ценностью её обеспокоены они, что ценность жизни у монеты написана на первой стороне. А на второй – судьба. Лицо того – кому она, служа, предназначалась изначально – навсегда.
Блестящие – они. Сдвигаю я монеты – посмотри! Во – все они, как на ладони тут.
Самые крупные ценные – сияющие, все из золота они – это их дети. Те, кого всегда хранили и так сильно берегли. Дальше серебро – их юность и мечта, которой все же – Суждено. Так, дальше – бронза – это все они, кому так сильно расхотелось вокруг света за мечтой о накоплении богатства вновь нестись и у кого сияют золотом уж внуки. Наконец и медь – настанет старость, вот она. Тут не важна уже судьба, такую монету не поднимаю даже и с земли. В неё уходит навсегда она. Там глубоко вновь породит траву – и будет ей награда в легком том налете зелени.
Чей же в этот раз аркан останется с луной Лилит в ночи – ты сам учти…
Пока он двигал все свои монеты, говорил, Кен на свечу смотрел украдкой – полу сбоку. Потом – ответил он:
-Любишь их чесать ты против шерсти, да, Старик? Недаром же прозвали тебя Вечным все Жидом! Никогда не согласятся с ценностью относительной своей они. И скажут тебе все они: «Как ты сел сравнить с деньгами нас?» А что ответишь ты? «Что породили – с тем вас и равняю!», - так ли говорю?
-Я промолчу.
***
-И правила Великой Олимпиады*3 тут просты: вы мочите друг друга во славу Апокалипсиса! Играет девятая симфония Бетховена – и выходят все они, и все – Герои. Ведь Праздник же – иначе как, играть нам до конца в игру Алисы-то?!
***
-Какой загадочный и таинственный остров посреди океана!
-Это океаническая впадина.
-Да? Значит, я опять как-то не так смотрю. А мне он показался таким темным и интересным…
Карты – плоские. Но человек умудряется смотреть на них двумя глазами и даже что-то видеть.
*1 «–сама» – именной суффикс, самое уважительное обращение в Японии, нечто вроде «госпожи». В современном разговорном японском не используется вовсе, разве что – в БДСМ играх и при озвучивание аниме.
*2 Это была философски раздробленная кость мизинца. Тогда-то я и поняла, что с моей судьбой случилось нечто ужасное.
*3 Имеется в виду Великая Олимпиада в онлайновой игровой вселенной «Line Age 2», в которой участвую тысячи и десятки тысяч игроков со всего мира. Игра Алисы – игра созданная мастером для викторианских кукол «Алиса». Девятая симфония Бетховена, «Ода Радости» открывает олимпийские игры. И да – в ней есть тема Апокалипсиса – «открываются райские врата… и т.п», такой вот каламбур.


Комментариев нет:

Отправить комментарий