понедельник, 8 августа 2011 г.

Смерть


Смерть.
Едва двигающейся рукой женщина в черном обтягивающем костюме поднимала револьвер. Тяжелый ботинок слегка покачивался перед её лицом. Дождавшись того момента, когда рука женщины поднялась на дециметр от залитого кровью пола, человек в тяжелых ботинках легким ударом носка выбил оружие из ослабевших рук. Револьвер отъехал к стене. Человек собрался было уже нажать на курок береты, но получил удар по голове и свалился с раскроенным черепом. Позади него стоял муж этой женщины.
-Влад? – Едва смогла прошептать она.
-Да, это я. – Словно идиот в комическом фильме ответил Влад и криво улыбнулся. Приставив свою Пустынный Орел 12.7 мм – охотничий, таким можно снести разом голову не только человеку – к её виску он ухмыльнулся.
В этой ухмылке была и грусть, и боль и радость наслаждения. Можно было сравнить это с застарелым наслаждением мести любимому человеку, но в тот момент именно в глазах умиравшей от кровопотери женщины это походило скорее удовлетворение тягучей жажды прописать.
-Ты хочешь пописать? – Спросила она заплетающимся языком.
-Да, милая. Тебе понравится. – Ответил он, и голова его разлетелась на куски, забрызгав лицо девушки в черном. Она открыла рот и выплюнула зубы – не свои – его. Из красных губ женщины стекала густая кровь, половины лица не было видно под серовато-бардовой массой мозгов.
Позади стояла девочка. Она была до жути знакома женщине в черном.
-Ты… - Едва выдохнула она – в голове гуляли неоновые звезды, а живот перестало мутить, она вообще уже его не чувствовала. Руки словно кололи маленькие булавки, и они поднимались все выше и выше – двигаться женщина больше не могла.
-Да я, привет, Таня. Я же обещала, что спасу тебя?
-Как ты…
-Хотела бы я сказать эти слова. Но прости – я не Линда. Линда – была моей матерью. Зато я знаю все о вас, о вашей сучьей, проклятой клятве!
Девочка захохотала.
-Это было так давно. Прости-прости, что говорю с таким отвращением о нежном цветке единения ваших душ!
Девочка в белой майке без трусиков – вообще без всего – всплеснула руками с зажатым в них «Глоком».
-По… дожди, как ты…
-Я? Я не знаю. Мне все равно. Вообще-то я все представляла совсем иначе, мне хотелось тебе все объяснить, рассказать и даже посмотреть, как ты поплачешь. Впрочем – я спасла тебе жизнь, плачь же, сука! Юрийное отродье, гребаный цветок любви!! Это ты разрушила мою семью, из-за тебя мать убила отца и меня хотела – но не смогла. Ты – выродок из ада, который обещал моей матери, что всегда будет с ней вместе, а потом сбежал на край земли – только чтобы жить спокойно. Время платить по сче…
Тело девочки дернулось – в живот вошел клинок. Она всхлипнула и постаралась обернуться – скорее уже глазами, так как тело дергалось, словно насаженный на вертел перепел. Клинок прошел сквозь живот как сквозь масло – такой горячий, сияющий, раскаленный до бела – убийца проклятых детей – в умиравших глазах некогда девочки Тани. А потом он вышел с другой стороны, разрубив девочку пополам. Она умерла, так и не поняв, кто был её убийцей.
Он стоял у неё за спиной, в плаще как у Бэтмена, маске Зорро, очках Камины и с клинком Кеншина!
«Кто ты, о видение моего сраного детства?» - внезапно даже для самой себя, пытаясь пошутить, спросила мысленно Таня. И оно ответило:
-Я твой Герой! – Герой сделал Пафосный жест рукой, словно Лелуш и подкрутил дурацкие усы. – Круто выгляжу?
-Это сон? – Спросила бывшая девочка Таня.
-Нет. – Ответила ей Смерть Старшая, все это время стоявшая у Тани за спиной. – Это просто у моей Наследницы разбегаются Глаза от невероятных Возможностей по твоему Умерщвлению! Ты прости уж это ей – она Молода и так Неопытна…
Если что, я её подстрахую, ты это – потерпи… Ведь я верю – у неё все с тобой получится!
Давай верить вместе?

Комментариев нет:

Отправить комментарий