понедельник, 8 августа 2011 г.

Маг


Маг.
В городе давно не бывало волшебников. Когда-то давным-давно люди возненавидели их и прогнали. Однажды летним солнечным днем в город пришли два ребенка. Они были одеты странно, но скрывали себя под плащами. Девочка и мальчик, держась едва заметно за руки, прошли через весь город к самым воротам, но в самом конце они остановились.
Там плакал ребенок. Над ним стоял человек очень толстый и лысый – в руках у него дрожала розга.
-Почему?! – Воскликнула женщина из-за его плеча. – Почему ты не хочешь, чтобы мы радовались за тебя? Ведь ты рожден в семье жрецов и это великая честь – учиться тому, что никогда не будет доступно простым людям! А ты вместо этого весь день снова пропадал неизвестно где?
Мальчику было лет десять – он был весь голый и сильно загорелый. Причем загар был весьма свежий, мальчик скорее обгорел, чем загорел под этим солнцем.
-Я не хочу туда возвращаться мама. – Упрямо твердил он. – Там темно и сыро, я ненавижу этот запах. Я хочу как можно чаще смотреть на солнце, а листать старые пергаменты, боясь их намочить, или порвать нечаянно!
В результате мальчик снова получил розгой ударов десять, и все повторилось сначала. Старый жрец молчал, видимо даже ему не хотелось встревать в разговор своего сына с матерью – он выполнял тут роль палача, а мать – суда.
Тогда мальчик в плаще высвободил свою руку из цепких пальцев девочки, с которой брел через весь город, молча, и поднял капюшон. Он смотрел на старого жреца ясными голубыми глазами, а на щеках играло солнце – играло не так, как оно может играть, а как-то по особенному. Один раз увидев, этот свет уже невозможно было забыть.
Жрец отшатнулся и закрылся. Он вспомнил этот свет на старой бронзе, в которую любил играть под гулкими сводами храма в юности и теперь подумал, что боги пришли, чтобы покарать его.
-Зачем ты его бьешь? Ты хочешь убить его и съесть или хочешь заставить его сделать это с собой? – Спросил мальчик довольно ласково и вместе с тем отстраненно.
-Я его отец! – Поперхнулся негодованием старик, но быстро взял себя в руки. – Он – негодник, это проклятие на мою голову! Боги нам дали такую райскую землю полную света любви и добра, и чтобы сохранить все это – мы должны чтить богов внутри себя. Когда-нибудь он мог бы занять мое место и молиться о сохранении богатства и славы нашего города, но с каждым годом я все больше убеждаюсь, что неправильно его воспитал.  Ему больше нравится носиться целый день по городу и залезать на крыши домов, чем изучать Богословие.
-И часто он так носится? – Спросил мальчик с голубыми глазами, рассматривая покрытую волдырями кожу ребенка.
-Каждый раз, как удается украсть у меня ключ от своей комнаты! И в этом году – уже третий раз! А ведь когда-то за воровство в нашем городе отрубали руки, но потом пришли вы – это было пять веков назад – и научили нас любви, вы превратили нашу землю из оголенной пустыни в цветущий сад, с тех пор мы сильно изменились!
-Почему бы вам не позволить вещам происходит так, как они происходят и не вмешиваться… - Начал было так же спокойно говорить голубоглазый мальчик, но его прервал крик старика.
-Никогда! – Взревел он. – Это богохульство, которому не место в моих ушах и только тебе я смогу его простить. Не пойми мой порыв неверно! Если все в природе пустить на самотек, мы снова станем грязными и неопрятными зверями, погрязнем во лжи корысти и междоусобицах, ведь все это, - старый жрец обвел руками залитый солнцем и город, - нам досталось таким трудом! Как, потерять все это из-за минутной слабости? Стоит хотя бы раз нам поддаться искушению – и все пойдет насмарку. И если сыну горшечника позволительно весь день пребывать в лености  безделье, пока не исполнится одиннадцать, и он не начнет изучать профессию отца, то грамоте приходится учить едва ли не с колыбели! Я горжусь все-таки дарованной мне честью и хочу, чтобы мой сын вырос добрым гражданином этого города Света.
-Так зачем же вы не даете ему играть? – Словно пропустив мимо ушей всю эту речь, снова спросил мальчик-волшебник из другой страны.
-Ради его же добра!! Как ты поймешь?! – Вскричал старик в бессилии. – Наверное, это оттого, что ты и сам все еще ребенок и не понимаешь заботы взрослого, который хочет добра, только добра своему ребенку и желает уберечь его от невзгод и ошибок! Мальчик, я и тебе желаю добра, но меня смущает твой наряд, твой возраст и твоя спутница. Я не скрою, твои пылающие щеки и яркие глаза очень походят на описания и изображения наших предков, но может быть вы были богами давным-давно, сейчас же стали обычными людьми? Не скрою я и того, что многие сейчас считают вас не посланниками небес, как раньше, а просто добрыми магами, которые помогли когда-то нашему городу возродиться после голода и тяжелой войны и ушли, оставив всем нам простые слова про Мир и Любовь. Даже если это и так, вы все еще можете помочь нам – маленькое чудо вдохновит наш маленький народ на многие века пребывания в гармонии и преодоления своих мирских слабостей и пороков.
Мальчик задумался. Он посмотрел на жреца слегка лукаво, и вместе с тем так искренне, что жрец опешил – в первый раз за всю свою долгую жизнь он видел подобный взгляд.
-Так. – Заметил мальчик, перебирая пальцами по своему солнечному лицу. – Подобные тебе любят «Добро»? Хорошо. Я покажу тебе чудо. Высшее чудо – это когда ты понимаешь того, чего до этого не мог понять. Отныне в городе, подвластном вам будет вечно твориться самое чистое и искреннее добро…
И жрец возликовал!
-Добро – для мух. – Мальчик указал на труп кошки, гнивший в сточной канаве. С тех пор каждому жителю города, когда тому исполнялось семнадцать, приходилось переживать ужасные муки – он гнил заживо и на его раны слетались мухи. Они ликовали, они пировали, они жили и плодились в довольстве на телах жителей города и разлетались по миру. И жители в ужасе, в стремлении уйти от проклятия разбредались кто куда, неся свою судьбу все дальше и дальше.
Так мальчик и девочка вышли из города, над которым уже роились черные облака мух и пришли в другой город. Его темные стены были под стать лицам жителей, в нем обитавших. Тут были и чума и кровь и деньги и все блага мира людей! Люди резали друг друга на улицах как скот и временами – тут же ели. В гавани было полно кораблей – это был пиратский город-порт на берегу Бездонного Моря, который славился налетами на многие страны. Его сотни раз хотели сжечь дотла, но страх возникал каждый раз, как с моря подходили к нему враги – поговаривали, что город проклят.
Еще плотнее натянув свои плащи – так, что те скрыли острые уши девочки и светящиеся щеки мальчика – дети прошли почти весь город, но у самых ворот на них напали. Это были «духи» - работорговцы, охотящиеся на детей. Они крали их повсеместно – в домах как простых людей, так и знатных и продавали на невольничьих рынках многочисленных южных стран.
Тогда стукнула посохом девочка и сняла с лица капюшон и распустила на груди повязку. И пришли те бандиты в ужас, потому что узнали острые уши и треугольные соски. Девочка-маг была из племени, которое несколько веков тому назад разрушило и прокляло их город, сделав его неуязвимым для врагов, но обрекая жителей на вечное пожирание себе подобных. В те времена его жители уже были бандитами, но еще не были пиратами – в те дни они могли покинуть ворота города по суше, теперь же все окрестности города были завалены скелетами людей, пытавшихся это сделать.
-Зло. – Тихо, но звонко сказала девочка, рассматривая свежие скальпы строптивых маленьких рабов на поясе у главаря – там были и светлые и темные волосы вместе с кожей, покрытые корочкой крови – над ними роились мухи. – Вам до сих пор так нравится зло? Вам нравится убивать и грабить?
Девочка так твердо это спросила у главаря, что тот непроизвольно ответил весьма честно:
-Да. Я был рожден убийцей, убийцами погибли мои отец и мать, я презираю любую другую жизнь! И если ты захочешь лишить меня этого – обратить к свету теперь, когда десять поколений моих предков мучились, как и я, от вас и, не имея выхода, возможности, хотя бы объяснить свои мучения – ты просто убьешь меня! Ни больше – на что-то еще ты не способна…
Девочка улыбнулась лишь уголками губ и ответила бандиту:
-Тогда ты и все тебе подобные будут убивать – убивать так, как убивать должны были всегда от природы своей – ежечасно, ежеминутно. Убивать грабить и закапывать плоды – вон ваши враги. – И маленькая волшебница указала на сорняки, в которых заросли их дома. С тех пор объятые ненавистью бандиты вычистили от сорняков не только свой город, но и многие соседние, они вырубили леса, уничтожив не один миллион тварей, что там жили, вспахали поля и засеяли их пшеницей. Они превратили ту часть страны, в которой жили в цветущий райский сад и стерли память о проклятом городе.
Это легенда. Легенда старая и возможно – неправильная в чем-то. Легенда о двух маленьких волшебниках и об их двух маленьких чудесах.

Комментариев нет:

Отправить комментарий